kulturka_ru (kulturka_ru) wrote,
kulturka_ru
kulturka_ru

Categories:
  • Music:

Петербургское окно. Песенка нарисованных птичек по картинке Алисы Юфа

Четыре года назад художница Алиса Юфа поместила в своём блоге картинку без названия. Вот она:




На ней изображён вид из окна на хмурое петербургское небо и дома напротив. Натюрморт на подоконнике оживляет ещё одна типично петербургская деталь, а именно роман Чернышевского «Что делать?» – одна из самых поразительных книг, когда-либо прочитанных мною. И роман, и архитектура домов за окном относятся к пореформенной эпохе, эпохе общественного брожения, когда проблема свободы впервые завладела умами широких кругов населения. Этим она чем-то созвучна нынешнему времени.

Всё это побудило меня немножко развить творческий замысел Алисы и предложить собственное видение проблемы. Удачно или нет – судить читателю. Впрочем, сгладить мои собственные огрехи в очередной раз поможет мелодия, т.к. мой текст опирается на чужой музыкальный костыль. Ритмической основою послужила популярная некогда полька «Потому что я – парень с Рейна!» («Denn ich bin ein rheinischer Junge!»). Сочинил её славный автор кёльнских карнавальных шлягеров Юпп Шмиц, из чьего наследия мне уже довелось заимствовать для аналогичных целей в прошлом году. Музычка на сей раз простенькая, немножко детсадовская. Но я надеюсь, что она несколько уравновесит текст своим жизнерадостным мажорным характером.

Инструментальный вариант в Сети не отыскался. Помещаю тут ссылку на запись польки в исполнении мужского вокального квартета «Четверо весёлых юношей» («Die 4 lustigen Jungens»), имена которых не названы.



Если видео забарахлит, см. тут или тут.

Точное время написания песенки и выпуска пластинки в свет мне установить не удалось. Известно, что пластинки под товарным знаком «Imperial» выпускались в Германии в 1930-х годах. К тому же времени относятся и другие диски с записями выступлений указанного квартета. Упомянутый же на этикетке танцевальный оркестр аккордеонистов – это, видимому, известный оркестр Хайнца Мунзониуса, с которым квартет выступал и в других случаях (см.: Ritzel F. Das kann doch einen Seemann nicht erschüttern! Über ein Lied aus der Zeit des Kriegsanfangs, seine mediale Präsentation und seine Nachwirkungen// Lied und populäre Kultur / Song and Popular Culture. Jahrbuch des Zentrums für Populäre Kultur und Musik. Jg. 59. 2014. Lieder / Songs als Medien des Erinnerns. Münster – New York, 2015. S. 153).

Оригинал, судя по звукозаписи, насчитывает два куплета. Но в данном случае в конце идёт ещё инструментальный повтор в объёме целого куплета. Это побудило и меня расширить текст до трёх куплетов – не пропадать же добру. От единого припева решено было отказаться, чтобы раскрыть тему поподробнее.

Со своей стороны, желаю читателям, чтобы почти февральская погода наконец отступила, освободив нас всех если не «глобально» (это невозможно, о чём см. в песенке ниже), то хотя бы от гололёда и прочих связанных с ним неприятностей.

Итак, читаем / слушаем / подпеваем:

ПЕТЕРБУРГСКОЕ ОКНО
Песенка нарисованных птичек
по картинке Алисы Юфа


На мелодию польки «Потому что я – парень с Рейна!»
(«Denn ich bin ein rheinischer Junge!»)


1. На окне висят гардины,
Мы на них сидим,
Каждый день в окно глядим мы
Со своих гардин.

Все мы очень бы хотели
Вылететь в окно,
Но достичь заветной цели
Нам не суждено.

Занавески хуже, чем клетки:
С них никак не сбежать, вот беда!
Надоели нам эти ветки:
Мы приклеены к ним навсегда.

Только слухам нам верить осталось,
Что однажды при стирке гардин
Три птенца сбежать попыталось,
А успел улететь лишь один.


2. Нас «Что делать?» вопрошает
Книга на окне –
Заголовок искушает
С небом наравне.

Мы не знаем, мы не знаем,
В чём её секрет,
Но для птиц, подозреваем,
В ней советов нет. *

А напротив – окна чужие...
Неужели и там, как у нас,
Тоже есть гардины такие,
На каких мы томимся сейчас?

Если так, значит, всюду творится
Несвободы ужасное зло,
А гардины – словно темницы,
Хоть на окнах там днём и светло!


3. Очень странно, без сомненья,
Наш устроен свет:
В мире есть освобожденье,
А свободы нет.

Птицам в небе нет покоя:
Их гнетут весьма
Притяжение земное,
Голод и зима.

Всё равно стремимся мы к цели,
Всё равно ожидаем чудес.
Мы пока попасть не сумели
На простор петербургских небес,

Но мы всё же об этом мечтаем,
И ночами нам снится порой,
Будто в небо мы улетаем –
От одной несвободы к другой. **

* Птички в данном случае правы: в романе действительно отсутствуют специальные рекомендации для пернатых. В тексте книги птицы (абстрактные), впрочем, вскользь упомянуты дважды, причём в одном случае – как раз в связи с темою свободы. В гл. IV, в письме «отставного медицинского студента» Вере Павловне говорится: «Теперь я буду пока бродить, вероятно, по Германии, наблюдая нравы. У меня есть несколько сотен рублей, и мне хочется погулять. Когда праздность надоест, я буду искать себе дела, какого, все равно, – где? – где случится. Я волен, как птица, и могу быть беззаботен, как птица. Такое положение восхищает меня». Но эта фигура речи, конечно, не в счёт. Тем более что упоминание денег как воплощения свободы применительно к птичкам было уместно разве что в известном советском анекдоте про колхоз.

** Альтернативный вариант концовки – для пессимистов и любителей поддерживать порядок в комнате: :-)

Как бы мы того ни хотели,
Не бывает на свете чудес,
Так попасть мы и не сумели
На простор петербургских небес.

Мы об этом уже не мечтаем,
Только ночью нам снится порой,
Будто в небо мы улетаем –
От одной несвободы к другой.

© kulturka_ru (текст), 2019
© Юпп Шмиц (музыка), 1930-е гг. (?)


P.S. Интересно, что эта запись - 333-я по счёту.
Tags: Алиса Юфа, в рифму, важные личности, музычка, паразитические песенки, песенки, сторонние наблюдатели, феноменология неудачи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments